23:15 

Anastasia_Drug
Лазая по ютубу, зацепилась взглядом за комментарий, в котором содержался вопрос — а что есть конфликт. Что есть конфликт внутренний и внешний, душевный и не-душевный?

А дело, по сути-то и не в конфликтах: слишком громко для маленького не соответствия себя и своего мироощущения. Неудобно за саму себя, не пойму никак, что от самой себя надо. Чуть короче: хлама внутри полно, копится весь за грудной клеткой. Когда-нибудь все это начнет гнить, или там заведутся паразиты (они поползут по венам, по сосудам, потом — выше, еще позже — начнут грызть, проедать), или зарастет все пылью, или законсервируется все, и буду жить я, мой хлам и жизнь, что могла бы быть, а не случилась — вместе мы жить будем. Хороша же будет жизнь, которая полна даже не прошлым, не мечтами или мыслями, а не-выраженным. Выразите меня, мне самой даже улыбнуться страшно.

Я люблю Агату— она такая, какой я бы хотела быть: возможно. То бишь — я смотрю и люблю смотреть на неё, мне нравиться смотреть, смотреть — это что-то определенное. Мне нравится смотреть, но стоит ли оно внимания, я не знаю. Ведь разглядывать и быть — вещи разные. У Агаты коса (я носила косы, и мне сказали, что я похожа на Цветаеву — а Цветаева коротко стриглась и глядела пронзительно, не я, совсем не я, и у меня глаза вообще с поволокой) и она косами похожа на Долку, хотя ей пять и носит она их как шлем, а если ветер и распустить — забрало, но глаза, глаза! Но я похожа на Агату, потому что она скупа на движения, потому что внутри что-то сжимает, а распускает руки на ветру, когда этот ветер задувает в рукава пальто. Тогда полу-касаниями к воздуху она все мажет, она сыпет. Я напишу от её имени — будто бы это не, и мне стыдно за это быть не должно.

К сути: то, что я пишу не подходит моему мироощущению, моему понимаю. Это то, что я чувствую, но оно мне претит. Все просто — я так думаю. Думаю, что ни к чему усложнять, пытаться писать красиво (и даже печатая этот пост, я сражаюсь со своими руками, потому что даже руки понимают, до чего же эти красивые слова и стройные разухабистые предложения лживы), но иначе свои мысли выразить не могу. Еще: все они вторичны, все это неважно. Я чувствую сейчас, но вспомню ли потом? Нет.
Итог же печальный, знаете ли: ни памяти, ни обрывков, ничего. Надо вернуться к своим историям и тратить себя в них. Почему-то за них мне не стыдно, даже они крайне плохи.

А вот оно что: мне стыдно даже в личке почирикать с человеком, потому что не верю, не хочу, лгу, даже этого не желая, понимаю, как все относительно. Люди: милые хорошие, добрые люди. Те, кто меня знает, люди — я не говорю с вами, потому что не верю словам, особенно когда они буквы, а не звук (звук так не лжет, в нем есть иногда интонация, чуть крик, влага, чувство, что-то!). Я поговорю с вами в своей голове или при нашей встрече когда-нибудь в нигде, но память — память— память мне претит. Претит мне память, когда она в буквах. Оставьте все это моему скопищу хлама, моему утилю, оставьте мне. Оно со мной закопается, когда я себя доведу несбывшимися возможностями в восемнадцать лет (осталось всего ничего), оно мне дорого в остатках чувствах, когда не имеет формы.

Оставьте мне этот эфир!

Не люблю фотографии. Не люблю дневниковые записи. Не люблю перечитывать письма/сообщения (я попыталась и стала больна). Не люблю, когда спрашивают, что случилось, потому что обычно не объяснишь. Поэтому — не стоит оно внимания.
Понимаете? Я чувствую, мне важно, но если объяснить – оно не важно, нет, нет, его нет. И этот конфликт — мой. И мой эфир: эфемерный, желеобразный и мутный.

А еще я сама себе смешна, и голова у меня наклонена, как у птицы. Косы. Брови. Глаза — слепые они у меня, совсем слепые, слабые, незащищенные, больные, забитые плотно флером. И что-то дыру уже прогрызло в голове.

А еще я — Агата. Только вот она умерла в пятнадцать лет.

@темы: размышлизмы, негатив

URL
   

oblivion

главная